МАУК Усольская городская библиотека

Родился Александр Твардовский 21 июня 1910 года в небольшой деревушке Загорье под Смоленском, в семье кузнеца Трифона Твардовского и Марии Твардовской (Плескачевской). Кроме Александра в семье было еще шестеро детей, четыре сына и две дочери. Известной личностью был дед по отцовской линии – Гордей Твардовский, служивший бомбардиром(артиллеристом) в Польше. Там его прозвали «паном Твардовским» и незаметно это прозвище приклеилось и к его сыну.

Отец был начитанным человеком, и детям старался привить любовь к книге. Вечерами они устраивали дома избу-читальню, и кто-то один читал вслух. Больше всего им нравились Гоголь, Пушкин, Некрасов, Толстой, Лермонтов, Никитин.

Сашу отдали в обычную сельскую школу, и к 14-ти годам он уже пытался опубликовать в местных газетах свои рассказы и небольшие заметки. Некоторые из них увидели свет.

После школы Александр Твардовский переехал в Смоленск, в надежде найти работу или продолжить обучение, однако все его попытки были тщетными.

Александру приходилось выживать на скромные деньги, которые он получал от своего литературного творчества. Но для этого молодому поэту нужно было обойти не одну редакцию. Он отправлял свою поэзию и в московские журналы, и однажды журнал «Октябрь» напечатал его стихотворения. Окрыленный успехом, поэт переезжает в столицу, однако завоевать Москву не получилось. Твардовский вернулся в Смоленск. Он стал студентом педагогического института, но бросил его ради переезда в Москву. В 1936-м он снова становится студентом, на этот раз МИФЛИ, диплом которого получил в 1939-м.  В это время Твардовского начали активно печатать, в 1936-м он издал поэму «Страна Муравия», главной темой которой была коллективизация. После этого к поэту пришла всесоюзная слава.

В 1939 году Александра Твардовского призвали в армию, он участвовал в боях за освобождение Западной Белоруссии. В финскую войну поэт удостоился офицерского звания, и продолжал служить, но уже специальным корреспондентом газеты «Красная Армия».

Во время войны Твардовский продолжал писать. Он стал автором цикла поэзий «Фронтовая хроника», написал знаменитую поэму «Василий Теркин», работал над созданием поэмы – «Дом у дороги». Завершил ее в 1946-м. Победа застала Твардовского в Кенигсберге, в звании подполковника.

 

«ВАСИЛИЙ ТЕРКИН»

Самую большую популярность поэту принесла поэма «Василий Теркин», которую он писал в военные годы. Он начал в 1941-м, и окончательный вариант сочинения отдал в печать в 1945-м. Ее публиковали частями, по мере написания. Это помогало поднимать боевой дух солдат Красной армии.

Поэма написана доступным языком, ее отличает простая рифма, быстрое развитие сюжета. Твардовский избрал единственно верную тактику построения поэтического произведения. Он понимал, что идет война, что его читатели, да и он сам находятся на передовой и в любой момент могут погибнуть, поэтому он старался выдавать законченные истории. Каждая история начиналась и заканчивалась в одном номере газеты, и была как отдельное произведение.

«Василий Теркин» превратил Твардовского в культового военного литератора. Он получил орден Отечественной войны I и II степени.

После войны Твардовский продолжал писать. В 1950-1960-м годах он трудится над поэмой «За далью – даль». Автобиографическая поэма «По праву памяти» была написана в 1969 году, но издана в 1987-м. Главным героем произведения был отец Александра – Трифон Гордеевич, которого репрессировали в годы коллективизации. По этой причине поэма не печаталась, и отношение советских руководителей к автору «Василия Теркина» стало прохладным.

Помимо поэзий Твардовский писал и прозу. В 1947-м он издал книгу «Родина и чужбина», в которой поднималась тема Великой отечественной войны.

    Александр Твардовский прославился и как журналист. С 1950 по 1954г. он был главным редактором журнала «Новый мир». Потом был перерыв и в 1958-м его снова назначают на эту должность. Это были годы борьбы с цензурой, которая пыталась «зарезать» произведения талантливых литераторов. На их защиту вставал Твардовский, вызывая на себя недовольство власти. Твардовский приложил немало усилий, чтобы на страницах журнала появились сочинения Ахматовой, Солженицына, Троепольского, Залыгина, Бунина, Можаева.

С каждым новым номером журнала росло противостояние Твардовского и власти, он стал серьезным оппозиционером. На страницах журнала можно было прочесть произведения писателей-шестидесятников, высказывания противников сталинского режима. Своей первой серьезной победой Твардовский считал публикацию произведений Солженицына.

После отставки Никиты Хрущева журнал «Новый мир» оказался под сильным давлением со стороны властей, и в 1970-м Твардовский оставляет занимаемую должность. Вместе с ним ушли его соратники. Журнал прекратил свое существование.

Александр Твардовский имел твердые моральные убеждения, не разменивался на интрижки на стороне, хранил верность единственной женщине – жене Марии Гореловой. Они прожили в браке больше сорока лет, она была не только супругой, но и единомышленником. Мария поддерживала супруга во время депрессий. Именно она печатала его работы, отправлялась в поход по редакциям, чтобы добиться их издания. После смерти Твардовского жена опубликовала его письма к ней. В письмах он писал, что она единственная его опора и поддержка.

Они воспитали двух дочерей Валентину и Ольгу. Валентина получила ученую степень доктора исторических наук. Ольга после окончания Художественного института им. Сурикова работала художником в кино и театре.

Александра Твардовского не стало 18 декабря 1971 года. После того, как власти буквально разгромили его журнал, у писателя случился инсульт, после которого он потерял речь и не мог двигаться. Кроме этого доктора диагностировали у него рак легких в запущенной стадии. Он умер на даче, в поселке Красная Пахра, недалеко от Москвы. Жизнь Александра Твардовского была насыщенной и яркой, после него осталось достойное наследие. Многие из его произведений изучают в школе, они не теряют своей актуальности и сегодня.

https://biographe.ru/znamenitosti/aleksandr-tvardovsky/

 

Александр Твардовский” Стихи

Лес осенью

Меж редеющих верхушек

Показалась синева.

Зашумела у опушек

Ярко-желтая листва.

Птиц не слышно. Треснет мелкий

Обломившийся сучок,

И, хвостом мелькая, белка

Легкий делает прыжок.

Стала ель в лесу заметней –

Бережет густую тень.

Подосиновик последний

Сдвинул шапку набекрень.

 

Утро

Кружась легко и неумело,

Снежинка села на стекло.

Шёл ночью снег густой и белый —

От снега в комнате светло.

Чуть порошит пушок летучий,

И солнце зимнее встаёт.

Как каждый день – полней и лучше,

Полней и лучше Новый год…

 

Я знаю, никакой моей вины...

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В то, что они — кто старше, кто моложе —

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь,-

Речь не о том, но все же, все же, все же…

 

Мы на свете мало жили...

Мы на свете мало жили,

Показалось нам тогда,

Что на свете мы чужие,

Расстаемся навсегда.

 

Ты вернулась за вещами,

Ты спешила уходить.

И решила на прощанье

Только печку затопить.

 

Занялась огнем береста,

И защелкали дрова.

И сказала ты мне просто

Настоящие слова.

 

Знаем мы теперь с тобою,

Как любовь свою беречь.

Чуть увидим, что такое —

Так сейчас же топим печь.

 

Рассказ танкиста

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,

И только не могу себе простить:

Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,

А как зовут, забыл его спросить.

 

Лет десяти-двенадцати. Бедовый,

Из тех, что главарями у детей,

Из тех, что в городишках прифронтовых

Встречают нас как дорогих гостей.

 

Машину обступают на стоянках,

Таскать им воду вёдрами — не труд,

Приносят мыло с полотенцем к танку

И сливы недозрелые суют…

 

Шёл бой за улицу. Огонь врага был страшен,

Мы прорывались к площади вперёд.

А он гвоздит — не выглянуть из башен, —

И чёрт его поймёт, откуда бьёт.

 

Тут угадай-ка, за каким домишкой

Он примостился, — столько всяких дыр,

И вдруг к машине подбежал парнишка:

— Товарищ командир, товарищ командир!

 

Я знаю, где их пушка. Я разведал…

Я подползал, они вон там, в саду…

— Да где же, где? — А дайте я поеду

На танке с вами. Прямо приведу.

 

Что ж, бой не ждёт. — Влезай сюда, дружище! —

И вот мы катим к месту вчетвером.

Стоит парнишка — мины, пули свищут,

И только рубашонка пузырём.

 

Подъехали. — Вот здесь. — И с разворота

Заходим в тыл и полный газ даём.

И эту пушку, заодно с расчётом,

Мы вмяли в рыхлый, жирный чернозём.

 

Я вытер пот. Душила гарь и копоть:

От дома к дому шёл большой пожар.

И, помню, я сказал: — Спасибо, хлопец! —

И руку, как товарищу, пожал…

 

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,

И только не могу себе простить:

Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,

Но как зовут, забыл его спросить.

 

 https://poemata.ru/poets/tvardovskiy-aleksandr/rasskaz-tankista/

https://emata.ru/poets/tvardovskiy-aleksandr/les-osenyu/

 

Яндекс.Метрика